0

Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку

«Рассказ танкиста» А. Твардовский

«Рассказ танкиста» Александр Твардовский

Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
А как зовут, забыл его спросить.

Лет десяти-двенадцати. Бедовый,
Из тех, что главарями у детей,
Из тех, что в городишках прифронтовых
Встречают нас как дорогих гостей.

Машину обступают на стоянках,
Таскать им воду вёдрами — не труд,
Приносят мыло с полотенцем к танку
И сливы недозрелые суют…

Шёл бой за улицу. Огонь врага был страшен,
Мы прорывались к площади вперёд.
А он гвоздит — не выглянуть из башен, —
И чёрт его поймёт, откуда бьёт.

Тут угадай-ка, за каким домишкой
Он примостился, — столько всяких дыр,
И вдруг к машине подбежал парнишка:
— Товарищ командир, товарищ командир!

Я знаю, где их пушка. Я разведал…
Я подползал, они вон там, в саду…
— Да где же, где?.. — А дайте я поеду
На танке с вами. Прямо приведу.

Что ж, бой не ждёт. — Влезай сюда, дружище! —
И вот мы катим к месту вчетвером.
Стоит парнишка — мины, пули свищут,
И только рубашонка пузырём.

Подъехали. — Вот здесь. — И с разворота
Заходим в тыл и полный газ даём.
И эту пушку, заодно с расчётом,
Мы вмяли в рыхлый, жирный чернозём.

Я вытер пот. Душила гарь и копоть:
От дома к дому шёл большой пожар.
И, помню, я сказал: — Спасибо, хлопец! —
И руку, как товарищу, пожал…

Был трудный бой. Всё нынче, как спросонку,
И только не могу себе простить:
Из тысяч лиц узнал бы я мальчонку,
Но как зовут, забыл его спросить.

Анализ стихотворения Твардовского «Рассказ танкиста»

Александр Твардовский с детства писал стихи, однако его жизнь в большей степени была связана не с поэзией, а с журналистикой. На фронт Твардовский ушел военным корреспондентом газеты «На страже Родины» в 1939 году, когда шли тяжелые бои за Финляндию, а вернулся к мирной жизни лишь весной 1946 года. За 7 лет фронтовой жизни автор успел исколесить не только всю Россию, но и Европу, опубликовал сотни очерков и военных сводок. В то же время Твардовский не забывал и о стихах, которые сегодня воспринимаются как иллюстрации к тем далеким и страшным событиям.

Примечательно, что, оставаясь верным журналистским принципам, Твардовский и в стихах старался передавать все увиденное либо услышанное с поразительной точностью. Это относится и к стихотворению «Рассказ танкиста», созданному в 1942 году. Оно было написано со слов очевидца – одного из участников танкового болевого сражения. Однако создается впечатление, что Твардовский лично видел все то, что происходила на пыльной улочке небольшого провинциального городка, который советские войска пытались отбить у фашистов.

Стихотворение начинается с сожаления о том, что рассказчик не успел узнать имя главного героя повествования – местного мальчишки лет 10-12 из числа тех, кого принято именовать «бедовыми». Они – заводилы в любой компании, инициаторы дворовых драк, а также верные помощники русских солдат. Один такой сорванец и подошел к советским танкистам во время боя, чтобы показать, где именно находится огневая позиция противника. «Стоит парнишка — мины, пули свищут, и только рубашонка пузырем», — именно так описывает поэт героя своего произведения.

Солдатам-танкистам не оставалось ничего иного, как взять с собой юного смельчака на броню и, руководствуясь его указаниями, зайти в тыл к противнику. В итоге, как вспоминает очевидец тех далеких событий, «эту пушку, заодно с расчетом, мы вмяли в рыхлый, жирный чернозем». Солдаты поблагодарили своего помощника и, словно взрослому, пожали ему руку. Но вот имени мальчишки никто спросить не догадался, о чем участники тех событий искренне сожалеют. «Из тысяч лиц узнал бы я мальчишку», — отмечает танкист, которому, по сути, этот сорванец спас жизнь. Однако солдат понимает, что таких юных героев можно было встретить в каждом городе. И именно детям войны, которые защищали свою Родину наравне со взрослыми, Твардовский посвятил это волнующее стихотворение с элементами публицистики.

Метки: Твардовский

Аккорды Чайф — Бери шинель

Подбор прислал: gitaristu.ru (Б. Окуджава — Б. Окуджава) В. Шахрин — гитара, вокал; В. Бегунов — гитара; В. Двинин — бас; В. Северин — барабаны Записано в студии Tutti rec 1997 г. Запись и сведение В. Елизаров Благодарим Ю. Голдырева за сохранение песни в архивах Радио 101 — Екатеринбург Intro: Dm Am E Am Dm Am E Am (соло можно играть и повыше) ——————|—————-| ——————|—————-| ——————|—————-| ——-5———-|—————-| -5-5-7—8-7-5—-|-7-8-5-7——7-5| —————8-5|———5-5—-| Am Dm А мы с тобой брат из пехоты, E Am А летом лучше, чем зимой, A7 Dm С войной покончили мы счеты, G7 C С войной покончили мы счеты, Dm Am С войной покончили мы счеты, E Am Бери шинель, пошли домой. Война нас гнула и косила, Пришел конец и ей самой. Четыре года мать без сына, Четыре года мать без сына, Четыре года мать без сына, Бери шинель, пошли домой. К золе и пеплу наших улиц Опять, опять товарищ мой Скворцы пропавшие вернулись, Скворцы пропавшие вернулись, Скворцы пропавшие вернулись, Бери шинель, пошли домой. А ты с закрытыми очами Спишь под фанерною звездой. Вставай, вставай, однополчанин, Вставай, вставай, однополчанин, Вставай, вставай, однополчанин, Бери шинель, пошли домой. Что я скажу твоим домашним, Как встану я перед вдовой, Неужто клясться днем вчерашним, Неужто клясться днем вчерашним, Неужто клясться днем вчерашним, Бери шинель, пошли домой. Мы все войны шальные дети, И генерал и рядовой. Опять весна на белом свете, Опять весна на белом свете, Опять весна на белом свете, Бери шинель, пошли домой. Бери шинель, пошли домой. Расскажи друзьям!

Популярное на этой неделе:

  • Темна алая кровь аккорды
  • Скованный одной цепью аккорды
  • Жестокая любовь аккорды
  • Аккорды к песне нервы батареи
  • Аккорды уматурман а знаешь всё ещё будет

Текст песни(слова) Чайф — Бери шинель

Друзья! Обращаем Ваше внимание: чтобы правильно исправить текст песни, надо выделить как минимум два слова

Все тексты песен(слова) группы Чайф

А мы с тобой, брат, из пехоты,
А летом лучше, чем зимой,
С войной покончили мы счеты,
С войной покончили мы счеты,
С войной покончили мы счеты,
Бери шинель, пошли домой.
Война нас гнула и косила,
Пришел конец и ей самой.
Четыре года мать без сына,
Четыре года мать без сына,
Четыре года мать без сына,
Бери шинель, пошли домой.
А ты с закрытыми очами
Спишь под фанерною звездой.
Вставай, вставай, однополчанин,
Вставай, вставай, однополчанин,
Вставай, вставай, однополчанин,
Бери шинель, пошли домой.
Что я скажу твоим домашним,
Как встану я перед вдовой,
Неужто клясться днем вчерашним,
Неужто клясться днем вчерашним,
Неужто клясться днем вчерашним,
Бери шинель, пошли домой.
Мы все войны шальные дети,
И генерал и рядовой.
Опять весна на белом свете,
Опять весна на белом свете,
Опять весна на белом свете,
Бери шинель, пошли домой.
Опять весна на белом свете,
Бери шинель, пошли домой.

Твардовский «Рассказ танкиста»

Текст песни Трофим — Это другой рассказ

Наша свобода не стоит гроша,
Если в кармане грош,
А от богатства беднеет душа,
И истины здесь не найдешь.

Вроде бы, вольному — воля,
Всякой дороге — свой путь,
Главное — выбрав лучшую долю,
Не потерять ее суть.
Припев:
Мой друг, однажды мы поймем,
Что мир был нашим всего на час,
Тогда судьба нам закатила пир,
Но это другой рассказ.
Нищему духом достанется рай,
Смелому духом — честь.
Что тебе нужно, иди выбирай,
Выбор у каждого есть.

Вроде бы, вольному — воля,
Всякой толпе — свой герой,
Только вот жаль, что сыграть свои роли
Нам не по силам порой.
Припев
Помнишь, когда-то мы были детьми,
Верили в день и ночь.
А нынче будто живем в забытьи,
Сутки сметая прочь.
Вроде бы, вольному — воля,
Всякому веку — свой срок,
Только все чаще обидно до боли,
Сколько же я не сберег.
Припев
Это другой рассказ,
Это другой рассказ,
Это другой рассказ…

Текст песни добавил: Аноним
Исправить текст песни
Поделитесь текстом песни:

  • Популярные тексты песен исполнителя Трофим:
  • Трофим — А ты стоишь на берегу в синем платье
  • Трофим — Весна
  • Трофим — Московская Песня
  • Трофим — Аты-баты
  • Трофим — Пожалей

«Ах, эта красная рябина…»

Ах, эта красная рябина Среди осенней желтизны. Я на тебя смотрю, любимый, Теперь уже со стороны. Со стороны страданий прежних, Со стороны ушедших лет, Которым, словно зорям вешним, Уже возврата больше нет. Летят, как ласточки, листочки С моей любовью по пути; И только нет последней точки, И слова нет ещё «прости». Ещё цепляется за память Счастливых дней весенний гром, Когда любовь бродила с нами, Скрывая нас одним крылом. Весною ласточки вернутся, Оставив за морем любовь, И над рябиной пронесутся, И что-то мне напомнят вновь… Ах, эта красная рябина Среди осенней желтизны… Я на тебя смотрю, любимый, Из невозвратной стороны. (А. Софронов — С. Заславский)

Об Анатолии Софронове, но не только о нём

Песня, такая знакомая, песня, которую пели, поют и будут петь не только в печальном одиночестве, наедине с собой, со своими личными «обстоятельствами», но и в праздники, за праздничным столом — нашёлся бы только голос, способный передать все её нюансы, все переливы мелодии и настроения…

«Красную рябину» слышали все, а вот задумывались ли об авторах? Кто же написал эту песню о любимом? Тушнова, Друнина, Казакова?.. Ведь только женщина, взрослая женщина, повидавшая и пережившая немало, могла произнести эти пронзительные, прощальные слова, не правда ли?

Но… стихи «Ах, эта красная рябина» написал Анатолий Софронов, коммунист, сталинист, один из руководителей Союза писателей СССР, борец с космополитизмом… Несть числа ярлыкам, обнаруженным мною по адресу автора «Рябины». Само собой, бесталанный писатель, никудышный поэт. А главное — это же Анатолий Софронов, главный редактор журнала «Огонёк». Уж о такой «страшилке», как софроновский «Огонёк», знает вся мировая демократическая общественность. И хорошо, что так «удачно» сложились обстоятельства — перестройка, взрыв на Чернобыльской АЭС. В 1986 году журнал был отдан Виталию Коротичу, а звезда Софронова и «софроновского «Огонька» закатилась навсегда.

Правда, помнится такое незначительное обстоятельство, как цветные вкладки в старом «Огоньке», по которым всяк желающий, оторванный от музеев больших городов, мог изучать изобразительное искусство — то ли складывая эти еженедельные художественные вкладки вместе с сопровождающими их статьями в специальную папочку (а в нашей семье эти папочки были), то ли искренне и наивно вешая в рамочку на стене.

Я не знаю, что перевесит — литературные споры, всяческие иерархии, ярлыки, при которых уже не так и важна мера таланта, или вот эти картинки, на которых воспитывали свой художественный вкус миллионы людей, разбросанных по просторам нашей бывшей общей Родины. Я специально утрирую ситуацию, свожу её к одному крошечному аспекту. Просто эта литературная групповщина, этот бой, который так и не закончился, заставляет не верить никому и ничему, кроме как своим впечатлениям — от увиденного, услышанного, прочитанного. Я не защищаю Анатолия Софронова, да он и не нуждается в защите — Высший суд для него состоялся еще в 1990 году.

Просто нужно осознать и принять тот факт, что все жили в Системе, все работали на Систему, все несут солидарную ответственность. Ведь сколько бы не написал «в стол» тот или иной автор, но если до этого он написал заявление в писательский союз, он автоматически становился частью Системы. Ведь все прекрасно понимали, что членство в союзе — это не только тиражи, льготы и привилегии, это и идеология, хотели этого или не хотели даже самые прогрессивные и продвинутые, тайные или явные борцы с Системой.

Я уж не говорю о юношеских стихах, воспевавших Сталина и партию, которые, сколько их не вычёркивай из новых изданий, всё равно нет-нет да и вылезут где-то страницей старой газеты или тоненькой брошюркой вроде «Блокнота агитатора».

Итак, Анатолий Владимирович Софронов родился 19 (6) января 1911 года в Минске. Окончил литературный факультет Ростовского педагогического института (1937). В годы Великой Отечественной войны был специальным корреспондентом «Известий». В 1948–1953 гг. — секретарь СП СССР. С 1953 года — главный редактор журнала «Огонёк». Автор стихов, многие из которых стали песнями — «Ах, эта красная рябина», «Шумел сурово брянский лес», «Сирень-черёмуха», «Ростов-город», «Шёл казак» и др. Лауреат Государственной премии СССР (1949). Награждён двумя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции и медалями. Умер в 1990 году.

Песни «антисемита» Софронова были написаны в соавторстве с Сигизмундом Кацем, Семёном Заславским, Оскаром Фельцманом, Матвеем Блантером. Мне, например, очень нравится песня «Пламя осени» (С. Турлянский — А. Софронов), которую пела в 1970-м году Тамара Миансарова.

Отец Анатолия Софронова был расстрелян чекистами ещё в 1927-м году, а родился он в Харькове, на Украине, так же как и Семён Аркадьевич Заславский — автор мелодии «Рябины», рождённый в украинском городе Енакиево 31 мая 1910 года.

До войны Софронов и Заславский жили в Ростове-на-Дону. Не исключено, что там они и познакомились. Семён Заславский умер 18 марта 1978 года.

А лучшей исполнительницей песни «Ах, эта красная рябина» является, безусловно, Нани Брегвадзе — Брегвадзе Нани Георгиевна (1938 г.), народная артистка СССР, которая родилась в Тбилиси. Вот такой получается интернационал…

Так что ж такое женская любовь?..

Я уж не знаю, почему мне вдруг вспомнилась песня о рябине, но одновременно, где-то на периферии памяти, неожиданно возникли слова другой песни — «Ненаглядный мой», стихи к которой написала Римма Казакова. Эта внутренняя связь текстов мне не давала покоя, пока я их не поставила рядом и не начала читать внимательно каждую строчку.

Лирические героини обеих песен стоят на пороге разрыва — ещё не конец, но вот-вот наступит расставание. Обе уже не юные девушки, и это тоже их объединяет. А дальше возникает просто парадоксальная ситуация. Ведь такого не может быть, чтобы два поэта — мужчина и женщина — как бы поменялись мироощущением. Посмотрите сами! Это строки из стихотворения Риммы Казаковой:

Я тобой переболею, Ненаглядный мой. По тебе перетолкую, Что в себе ношу. И совсем твоею стану — Только без тебя. Я тобой перестрадаю, Чтоб найти себя. Я тобой переиграю Молодость свою.

Ведь «ненаглядный» героине не особенно и нужен — только для решения своих внутренних проблем. И когда она пройдёт этот «долгий путь домой, чтоб найти себя», остаётся сказать это последнее — «Вспоминай меня без грусти, ненаглядный мой». «Ненаглядный» исполнил своё предназначение и может уходить. И это пишет женщина!

Теперь обратимся к стихотворению Анатолия Софронова.

Сколько неизжитой любви в лирической героине! Умом она понимает, что возврата к прошлому нет, но — «ещё цепляется за память счастливых дней весенний гром». Она приняла решение уйти, не дожидаясь последней точки, но всё вокруг долго будет напоминать ей о «любимом». Ей, а не ему, ей, на её «невозвратной» горькой стороне.

Я предлагаю вам послушать песню «Ах, эта красная рябина» в исполнении трёх известных певиц — грузинки, молдаванки и россиянки. Конечно, самым известным является исполнение Нани Брегвадзе. Немного по-другому, но тоже прекрасно пела «Рябину» Мария Кодряну. А это уже совсем недавно, в 2001-м году, — поёт Светлана Резанова.

В дискографии Светланы Резановой в качестве авторов песни указаны Д. Тухманов и А. Софронов. И если послушать, то есть некоторые различия в звучании. Но всё же мелодия остаётся прежней, знакомой нам и, безусловно, принадлежит С. Заславскому. Но вот обработка может быть и Тухманова, если, конечно, это не ошибка на сайте popsa.info.

Палома, апрель 2007 года

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *